Честно о работе машиниста башенного крана. №2(117)2022 журнал “Все регионы”

Posted on


Салимата Траоре. Как я стала крановщиком.

Я работаю машинистом башенного крана год. Много это или мало — судить не мне. Имея диплом культуролога, за свою жизнь я сменила множество профессий. Я знала, что работать по профессии я не буду, училась — чтобы обтесаться и стать немного умнее для себя самой, остальное — школа жизни.

Мы просто в такое время живем, где уже практически невозможно по 40 лет работать в одном месте. Причины в особенностях русской рыночной экономики. В начале 2000 годов конкурировать было интересно и пространства для этого были открыты. Чуть позже экономика стала схлопываться и оптимизироваться — возник тренд на укрупнение множества бизнесов. Мы пережили несколько кризисов за эти почти 30 лет. Отдав около 15 лет своей жизни продажам, сопровождению и развитию разных брендов, это занятие перестало быть интересным для меня. Мне захотелось спокойной работы «от забора до обеда». Технику и строительство я любила всегда, даже полгода проработала помощником инженера ПТО. На одном из заводов, где я работала некоторое время, начальник смены разрешил «погонять» — поучиться управлять мостовым краном. Получилось. Я тогда посмеялась и забыла. Многие крановщики — это бывшие рабочие, переквалифицировавшиеся сначала в монтажников, а затем уже — в крановщиков. Мой путь был немного иным. Судьба свела меня с крановщиком Александром, и эта встреча определила ход дальнейших событий.

Учеба

Когда по рекомендации Александра я пошла получать профессию, нам сначала давали теорию. Обучение занимало 2–2,5 месяца, но из-за коронавируса получалось дольше. Занятия у нас вела очень опытная, но, к сожалению, пожилая преподавательница. Мы учились по книгам 1973 года выпуска. Там совсем не про современные краны, там нет никакой европейской техники. Пришлось добирать знания с помощью профильных YouTube-каналов.

Практику мне нашел мой «крановой отец» Александр. В принципе, мне могли помочь с ней на комбинате, но уже теперь я знаю, что если у тебя нет знакомых крановщиков, то тебе будет очень сложно устроиться. Практика происходит прямо на стройке. Сначала смотришь, потом «гоняешь» пустой гак, учишься «ловить качку». Мне повезло: мои наставники давали поработать, поддерживали, критиковали по делу. Я просто знаю случаи, когда за всю практику человек не делал больше, чем пару подъемов.

Что греха таить, я сбивала баллоны опалубкой на первом объекте, ломала софиты и прочее. Но я училась этой профессии. Поэтому совет: на практике надо работать, если хотите освоить любую профессию. Она придумана не просто так.

Большой минус, что нет специальных площадок, где бы крановщик мог тренироваться. Не приходил бы на чужие краны и рабочий процесс, а именно спокойно развивал глазомер и остальные рабочие навыки. Кран нужно почувствовать. Они все разные.

Я думаю, что, если бы компании, которые сдают башенные краны в аренду, брали на работу с обучением, все было бы немного проще.

Работа на высоте

Суть моей работы проста: моя задача безопасно поднимать и перемещать грузы согласно ППРк и «библии» каждого крановщика — «Правилам безопасности на опасных производственных объектах, на которых используются подъемные сооружения».

Спустя год, имея некоторый опыт за плечами, на любой работе — ты привыкаешь. Я никогда не боялась высоты, но в самом начале карьеры все-таки испытала в себе чувство страха. Знаете, это происходит бессознательно. Кран всегда немного шатает. Я сидела на 45 метрах, что, как я уже знаю, мелочь, а не высота. Но мозг же видит где ты, и начинает «орать» про опасность. Эволюционно мы не предназначены жить и работать на такой высоте и на таких скоростях, которые плотно вошли в нашу жизнь. Сейчас я не боюсь, пришли умение и опыт. Внизу у меня люди. Я помню об этом. Ошибку стропальщика чаще всего исправить можно. Ошибка крановщика — может быть фатальной, несмотря на то что кран — это манипулятор. Поэтому ответственность на крановщике лежит огромная. И иногда приходится принимать решения самостоятельно.

Ответственность

У крановщика есть ответственность за себя, технику и людей внизу. Вплоть до уголовной. Об этом всегда желательно помнить. И некорректные команды стропальщиков могут привести к беде. Поэтому, если команда подана не четко, —

это команда «СТОП» для всего, что ты делаешь. Ругают тебя внизу или хвалят — неважно. Ты обязан остановиться.

С этой самой ответственностью — как с любой другой: нужно понять, готов ли ты ее нести или это не твоя история. В самом начале своей карьеры я дала себе три месяца, чтобы в этом разобраться. Оказалось, что моя.

Коллектив

Про коллектив следует сказать две вещи (с небольшим экскурсом в славное прошлое профессии). В СССР не было никакого частного строительства. Все стройки были государственные. В новой России появились частные компании, большинству которых не потянуть штат, инфраструктуру и услуги обслуживания кранов. Это дорого, весьма тяжело и не особо нужно. Проще арендовать технику и людей. Поэтому мы сейчас имеем несколько организаций, выросших на базе старых УМ-ов (Управление Механизации), которые сдают краны в аренду и сами занимаются всей документацией и обслуживанием. Мое начальство на стройке — не начальник участка, не прораб, а те, кто сдают меня в аренду вместе с краном. Прорабы и начальники участков в большинстве своем делают вид, что этого не знают. Так что вопрос про коллектив — с особенностями. Есть мои коллеги, которых я встречаю в «прорабках», когда заполняю журнал проверки работоспособности крана, потом мы либо в общих чатах решаем свои задачи, либо по телефону. Прорабов я не вижу и почти не слышу. Я все время на рации с теми, кто армирует, монтирует опалубку, бетонирует и заливает бетон. Мы же назвали интервью честным? Давайте быть честными. Мы все знаем, что на стройке работают гастарбайтеры, часто без знания русского языка. Они не понимают, как работает кран, путают команды, невнятно говорят в рацию, при этом ребята они горячие, начинают злиться. И во всем у них всегда на стройке виноват крановщик. Бывали даже драки.

Я думаю, что крановщика долго еще не заменит робот. Значит, будут нужны люди. Людей нужно учить и создавать для них условия. В некоторых организациях на кранах уже работают мигранты, а некоторые компании принципиально их не берут. Если, как мне кажется, сначала это были лучшие мигранты из лучших, то лично я видела узбеков с таким знанием русского языка, что им даже не объяснить, что они пришли не на свой кран на подмену. Это удар по профессии. Я могу только догадываться, как эти люди получают российские удостоверения. Такие сотрудники способны совершить опасные нарушения на объекте, сломать технику, совершенно этого не понимая. Бывший монтажник-мигрант, купивший корочку, — это потенциальный убийца. Но мигранты удобны потому, что бесправны. А раз бесправны, они могут жить на кране. Вроде бы выгодно всем. Я как крановщик не согласна. Потому что у всего есть цена, и она периодически платится очень дорого. Я не говорю, что не нужно брать мигрантов, я здесь выступаю за качество и ответственную подготовку квалифицированных сотрудников.

Сейчас среди крановщиков намного меньше женщин, чем в советские времена. В тот период страну нужно было восстанавливать, женщины часто выполняли мужскую работу. Механизация производства уравняла тогда женщин и мужчин в правах и возможностях.

Сейчас профессия стала более мужской. Трудно встретить женщин, мечтающих стать крановщиками. Есть салоны красоты, офисы, куда можно ходить красивой. Но женщины в профессии есть, их много. Есть династии и семьи. Но условия на стройке изменились, и хрупкой женщине бывает сложно найти нормальный контакт с представителями другой культуры под краном. Это тоже, на мой взгляд, проблема.

Условия работы

Я не знаю, откуда берется миф про огромные зарплаты крановщиков, но, кажется, догадываюсь. Некоторые крановщики слишком сильно хвастаются, особенно в TikTok. Зарплата у нас почасовая. Имеет шаг от 265–310 р/час без учета налогов. Много это или мало — судить не мне. У каждого свои расходы и потребности. Никаких «тринадцатых зарплат» и огромных премий на праздники у крановых нет. Краны бывают односменые (с 8 утра до 17:00, обед час, не оплачивается), двухсменные (с 8 утра до 1:00, с одним обедом, который не оплачивается) и трехсменные (с 8 утра до 7:00 следующих суток, один обед, иногда с возможностью отдохнуть в пересменок строителей).

Я сейчас работаю два через два на двухсменном кране. Я могу отказаться от сверхурочной работы, если чувствую, что сильно устала и глаза уже ничего не видят. К тому же я, залезая в кабину, каждый раз неизбежно пачкаюсь о масло в поворотке. Крановщику не выделяют место, где бы он мог переодеться и принять душ. Да и какой душ, если ты закончил в три утра, а тебе завтра опять на смену к восьми.

Я считаю, что труд вообще должен цениться больше и должны развиваться социальные лифты. Не только на стройке. Тогда люди захотят работать не только в администрации президентов или стать чиновниками, но пойдут и в другие отрасли.

Вопрос со льготами для крановщиков обстоит ровно таким же образом, как и со многими профессиями в нашей стране. С крановщиков сняли вредность, санаторно-курортное лечение. Я даже толком не могу понять, на что мы имеем право, а на что — нет. Вроде бы ты каждый час имеешь право на 10 минут отдыха. А вроде бы и нет. Все говорят разное, и работодатель не сильно посвящает нас в наши права. Я не буду писать, где я работаю. Я не боюсь, просто это интервью я даю от себя самой, мы не согласовывали его с работодателем. Я хочу быть автономной в своей возможности говорить о том, что считаю важным.

Техника

Сейчас я работаю на французском кране Potain. До этого немного работала на немецком Liebherr и на итальянском Terex Comedil. На последнем я построила свой первый дом. Мне все равно, на чем работать. Для меня важно, как кран настроен и обслуживается. Но вот на КБ-шку я не пойду. Опытные говорят: «Ты не крановщик, если не работал на КБ-шках». Это так же верно, как «ты не водитель, если не умеешь запрягать телегу или “точить стакан” для Москвича». Но КБ-шки падают, и довольно часто.

Я знаю про пару людей, которые падали с кранов. Один в профессию так и не вернулся, не смог. Вторая работает до сих пор, кличка у нее — Парашютистка. Но на европейском кране без рельсового хода упасть намного сложнее. На легендарных КБ-403 (КБк-160.2) работают ребята немного другого порядка, я их уважаю, но имею свое мнение, которое никто не обязан считать единственно верным.

Мне есть за что уважать своих коллег. Например, в 2016 году героическая Тамара Пастухова спасла рабочих из пожара, сильно рискуя своей жизнью. Это было на Крестовском острове в Петербурге. К сожалению, таких героев у нас не часто показывают по телевизору. Я Тамару лично не знаю, но слышала об этой истории до вхождения в профессию. Я восхищаюсь людьми, которые в себе сохраняют человека. Неважно, к какой профессии человек относится. Это просто драгоценная редкость в наше безумное и неэмпатичное время.

Техобслуживанием кранов в любой организации занимается большой штат профессионалов. Раньше, кстати, на КБ машинист сам регулировал тормоза. Сейчас я максимум что могу — включить выбитый автомат и позвонить в дежурку рассказать про ЧП. В принципе, оно и правильно. Каждый должен заниматься своим делом. Ребята проводят плановые и внеплановые ТО когда нужно.

Этот текст создавался в сложный для страны период санкций, которые отразятся не только на нашей работе, но и на множестве отраслей российской экономики. Я работаю на европейских кранах. И конечно, главный вопрос — как будет осуществляться ремонт и поддержание техники в рабочем состоянии. Где и как будут браться запчасти для обслуживания — я не знаю. А пока мы просто работаем.

Блогеры

С развитием интернета среди крановщиков появились блогеры. Я смотрю Лешин канал «На высоте» на YouTube. Рекомендую тем, кто мечтает об этой профессии. Леша спокойный, без пафоса. Я же продолжаю учиться, потому что иначе никак. На стройке вообще есть чему учиться, в плане взаимодействия с людьми, например. Они немного другие, чем в той же торговле. Леша очень помог мне в обучении, он многое объясняет и показывает, в том числе красивое. Но еще больше на YouTube рассказывает канал sergius prime. Он более технический, пожалуй, потому что ведет его монтажник, наладчик и механик в одном лице. Вот он по устройству дает много и наглядно. Его я очень редко смотрю. Ну не чиню я краны и пока не планирую. Но он мне тоже очень сильно помог. Рекомендую! А вообще, блогеров становится все больше, теперь каждый может заглянуть к нам в кабину. Это прекрасно, я считаю.

Мастерство крановщика состоит в безопасном подъеме и перемещении груза. Это не только поворот, каретка вперед, майна. Профессионал должен уметь ловить качение груза. Иначе безопасно не получится. А так работать нельзя, можно поубивать людей. Чтобы понять, возьмите в руки удочку например, которой играете с кошкой, и попробуйте вести кончик плавно. Вот так в идеале и должно происходить. Если кран настроен плохо или зависает, то качку поймать сложнее.

У этой профессии есть будущее, и оно начинается сейчас. Я не знаю, каким оно будет, я могу только предполагать.

Работа на кране — интересный опыт. Я люблю свою работу и то, что она мне дарит. Виды иногда бывают настолько красивые, что начинает распирать от чувства любви к родному городу. И чувствую любовь к тому, что делаю. Мой мозг устроен так, что мне важно видеть результаты своей работы. Круто ехать по родному городу и видеть дома, в которые ты вложил труд. У меня уже есть первый построенный дом в Приморском районе Санкт-Петербурга. Тщеславие людей движет множеством созидательных поступков.

Но я знаю, что рано или поздно мне надоест, и я буду искать новых знаний и умений. Когда посчитаю, что больше мне учиться нечему и что пора сменить сферу деятельности.